Путешествие в Одессу - Путешествия и др.истории - Каталог статей - Персональный сайт
Меню сайта
Категории каталога
Тюнинг [59]
Ремонт [58]
Тесты [13]
П.Д.Д. и культура вождения [36]
Мотообозреватель [86]
Путешествия и др.истории [24]
ATV и Гидроциклы [24]
Электротранспорт [7]
Велосипед [12]
Экипировка [16]
Мотоблоки и мотокультиваторы [7]
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
Наш опрос
Какой фирмы аппарат Вы предпочитаете?
Всего ответов: 549
Понедельник, 20.02.2017, 22:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Мир мотоциклов
Форма входа
Главная » Статьи » Путешествия и др.истории

Путешествие в Одессу
  Первые сомнения меня посетили через сто километров, когда, заправляясь, я мельком глянул на заднее колесо, и увидел в одном месте вылезший первый слой корда. Оказывается, моя благоверная где-то ''позажигала'' и попалила заднюю резину. Но тогда я не придал этому особого значения, и, заправившись, отправился навстречу ветру и морю. В Жашкове, увидев придорожных ''синявок'', я решил выяснить цены на продукты секс-индустрии и выбить скидку для одноклубников. Надо сказать, что две девушки преклонных лет, или почти сформировавшиеся женщины, были очень даже ничего, а вот их третья спутница только прыгала и отвлекала меня от беседы с ее старшими подругами. Наконец, не выдержав, я поинтересовался, хоть появился ли пушок в ее некоторых интимных местах? Однако малютка сдаваться не собиралась, и гордо выпятив вперед то, что в будущем должно будет называться грудью, сказала: ''Я трахаться буду только в свою первую брачную ночь, а сейчас могу предложить минет''. Оторопев, я сказал, что ''минета мэни не трэба, и я рассчитываю на большее''. ''Тогда могу предложить анальный секс'', — скромно потупив глазки, произнесло несовершеннолетнее создание. Старшие подруги расхохотались, и вся округа наполнилась звонким девичьим смехом.
   На второй заправке мои подозрения насчет резины ухудшились, но отступать было уже поздно, и я решил идти до конца. Мотороллер уверенно бежал свои 130 км/ч и вскоре показался клеверный мост. Оттуда, следуя указаниям по телефону, я поиграл в настоящий одесский квест, продолжительностью в 50 километров и час времени. К слову сказать, меня заверили, что работают они только до 18.00, а позже все расходятся. Но один человек обещал задержаться и принять меня с распростертыми объятиями. Ну и с бампером впридачу. Но когда я, наконец, проплутав дебрями сёл и развязок, выехал к месту назначения, то увиденная мною картина повергла меня в легкий ступор. Все работники, несмотря на полуторачасовое окончание рабочего дня, находились на территории. Я уже хотел начать ругаться по поводу обмана меня протяженностью рабочего дня. Но старшОй меня заверил, что работники добровольно остались, чтобы посмотреть на психованного киевлянина, который за четыре часа добрался в Одессу из Киева на мотороллере (!) для того, чтобы увезти на нем полноразмерный (!!!) бампер от Subaru (!!!). Быстро погрузив бампер сзади мотороллера клыками вниз, я решил откланяться. Но работники, пока не пожали мне руку лично и не убедились в полном креативе действия, и в том, что это не мираж, меня не отпускали. Мне пообещали, что если я и дальше буду приезжать к ним за запчастями на мотороллере, то мне дадут скидки. А потом и вовсе доплачивать начнут. На этой веселой ноте я и выдвинулся в обратный путь. Проплутав обратным маршрутом через села, я наконец-то выехал к клеверке, и отправился в обратный путь, на Киев. Кстати, в селах на крутых поворотах выяснилась одна интересная особенность касательно моего груза. Бампер висел сзади плашмя, и его боковины свисали по обе стороны мотороллера. При наклоне более чем в 30 градусов, боковины начинали чиркать по асфальту. Ну, прямо как в старых детских велосипедах, где для повышения устойчивости ставили два маленьких дополнительных колеса! Решив резко не наклоняться, я выехал. По дороге, прикинув оставшуюся наличность, и отложив примерно денег на бензин, я решил, что оставшиеся двадцать гривен смело можно потратить на пиво и мидий на Хаджибейском лимане. Вкушая близкую выпивку и закуску, я открутил ручку до упора, и устремился к лиману. Но тут раздался хлопок, извещающий своим звуком о кончине задней покрышки. И все мои надежды на выпивку отпали сами собой. Мало того, что колесо лопнуло, оно еще и разбортировалось с одной стороны! Скажу вам честно, что ездить боком, с полностью вывернутым до упора передним колесом — это сомнительное удовольствие. Меня упорно стягивало к обочине, и когда я оказался на ней, то начал приближаться овраг. Бампер в это время постоянно колотил по асфальту то по левую сторону от меня, то по правую, имитируя некую устойчивость, но на самом деле только провоцируя более глубокую раскачку. Остановился я в метре от обрыва. Обмозговав свое положение, и прикинув все возможные варианты, я нарисовал бумажку с надписью КИЕВ, и стал махать ею проезжающим навстречу рефрижераторам. Водители, видно, оценили мое чувство юмора, поэтому каждый весело махал мне рукой в ответ, и громко дудел, вызывая во мне желание, засунуть эти дудки в их необъятные задницы. Постояв так с полчаса, я понял, что нужно выбираться самому, и решил действовать. Тем более, что нужно это было делать быстро, так как незаметно подкрались сумерки. Действовать так действовать, тем паче, что проезжавший мимо на Opel Vectra мужичок сказал, что в десяти километрах отсюда есть шиномонтаж. Я с рвением принялся за работу. Со стороны это, наверное, казалось поступком мальчика-дебила, начавшего с ожесточением вырывать пучки травы и засовывать их под покрышку. Этакий запас на зиму. Но мы то с вами знаем, что десять километров нести на горбу 150-ти килограммовый скутер не под силу никому. Ну, разве что, может, Вирастюк осилил бы. Но он мимо не проходил, наверное, рисковать репутацией не захотел… Я тем временем наполнил покрышку дерном и начал медленное продвижение к ''цели''. Разумеется, время от времени приходилось останавливаться и подбрасывать пищи в колесо, иначе все неизбежно бы сбилось в колтун, и никакой поездки, даже медленной не получилось бы. Но все равно, последние три километра пришлось вести железного коня за рога, так как покрышка совсем измочалилась, а руки стали кровоточить от острой одесской травки и побитой боковины диска. До шиномонтажа я добрался к 23:30. Тихонько прошмыгнув внутрь, поинтересовался у дежурного монтера, клеит ли он большие дырки. Получив ответ, что с этим у него все в порядке, я имел наглость попросить у него немного инструмента. От того, что я хочу получить несколько видов гаечных ключей, два вида шестигранников, и крестовую отвертку с ''балонником'' на 19'', у мастера отнялся язык, и только через несколько минут он смог внятно произнести: ''Слушай, а куда это ты заныкал запаску?'' Увидев же предмет поклейки, он хотел уйти в отказ, но был остановлен народной мудростью про то, что первое слово дороже второго. Он, конечно, хотел съехать, что, типа: ''первое слово съела корова'', и вообще, мол, ''ты мне больше не дружок, и не сри ты в мой горшок'', но, увидев, как я рьяно начал хапать ключи со стен, замолчал, и принялся инвентаризировать инструмент, который я имел наглость прибрать к рукам. Да, вы не ослышались. Именно инвентаризировать. Писал на бумажке, что и когда я взял, изображая на лице подобие мыслительного процесса. Немного удивившись такой реакции на отъем инструмента, я отправился снимать колесо. Нужно сказать, что итальянцы на славу потрудились, чтобы усложнить путь съема колеса владельцам скутеров. Ну, вы только подумайте, чтобы получить запретный плод (в виде колеса) вам необходимо снять следующие вещи:
   1. Резиновый коврик для ноги.
   2. Пластиковую боковину.
   3. Люльку со свечи.
   4. Глушитель.
   5. Задний амортизатор.
   6. Задний маятник.
   7. Тормозной суппорт.
   После этого можете приступать к съему колеса, внимательно наблюдая, как из-под втулки, держащей его, высыпаются различного вида шайбы, гроверы, и проставки. Запоминая последовательность разборки, вы значительно облегчите себе процесс обратной сборки. Кстати, для того, чтобы произвести съем колеса, вам понадобится следующий инструмент:
   1. Ключ на 13.
   2. Ключ на 10.
   3. Шестигранник на 8.
   4. Шестигранник на 6.
   5. Балонник на 19.
   6. Фигурная отвертка.
   7. Молоток.
   В общем, не буду долго описывать процедуру описи инструмента, вернее его подобия, но в итоге, через полчаса яростной борьбы за закипевшей гайкой глушителя, колесо было предоставлено в распоряжение индивидуума с замашками на мыслительный процесс. Он сразу выдал мне сумму в 50 гривен за три латки. Когда я попросил его провести калькуляцию по позициям, то вышло 39 гривен. Как же, спрашиваю, получилось 50? ''Ну, не получилось'', — выдает мужичок, и тут его лицо озаряет радостная улыбка. ''Получилось, получилось, — успокаивает он меня. Остальная сумма за пользование инструментом''. Я в полной прострации. Пытаюсь вести аргументированный торг, но близость к Одессе диктует характер. А он близок к нордическому. На демонстрацию остатка денег и количества бензина в баке у него железный аргумент, типа: работа — гаМно, жена — ''редиска''. И вообще, имел он всех в виду. В итоге, после нечеловеческих усилий удалось выбить у него скидку в пять гривен. Пока он разводил клеевую токсикоманию с покрышкой, я вышел на улицу подышать ночным (время уже было за полночь) воздухом, а так же позвонить Толяну, дабы увеселить его рассказом о так неожиданно неприятно завершающемся дне. Рассказ привел Толяна в восторг. Он начал кричать, что тоже хочет таких приключений, и немедля садится в машину, чтобы, прибыв на 450-й километр Одесской трассы, пробить себе все колеса, причем на ходу, и не выходя из машины! Стоило немалых усилий уговорить его успокоиться и лечь поспать. Железным аргументом стало то, что ему могут присниться вещи и поинтереснее, а со мной он сможет еще повеселиться с утра, так как дорога неблизкая, а наличность ограничена. Потом я решил позвонить жене, чтобы она не волновалась по поводу пропавшего мужа, и не искала меня по любовницам. Набрав номер и прослушав несколько длинных гудков, я услышал мужской баритон. Немного офигев, я подумал, что ошибся номером, и положил трубку. Набрав повторно номер, я опять попал на мужика с баритоном, и в офигении спросил: кто он, и не хочет ли он люлей... Мужик обиделся, и сказал, что никакой Люды не знает, и знать не хочет. Я в бешенстве пообещал ему кастрацию, с помещением его гениталий ему в горло, дабы такой баритон не беспокоил  окружающих. Рядом стоящий мужик поинтересовался, куда я звоню. И узнав, что я набираю прямой номер, прямо таки начал ползать вокруг меня, поднимая тучи пыли и даже не смеясь, а похрюкивая. Потом он мне рассказал, что я попал на одесский номер, и если хочу позвонить в Киев, то нужно набирать 8-044. Позвонив уже правильно, и выслушав нотацию, я попытался объяснить ситуацию. Разумеется, ничего не получилось. Положив трубку, я серьезно призадумался о сложившейся ситуации с колесом и деньгами. С одной стороны, заплатив такую сумму за латки, я до Киева не доберусь из-за банальной нехватки денег на бензин. С другой стороны, не заплатив, я вообще никуда не уеду. Решив, что все-таки плохо ехать лучше, чем хорошо стоять, я отдал мужичку деньги, и, получив колесо, принялся за сборку аппарата. Закончив приготовления к поездке, и посмотрев на часы, я немного оторопел. Был уже час ночи. Учитывая то, что уже сутки я ничего не ел, и не пил… веселая перспектива! Особенно учитывая то, что поесть при таком остатке денег мог только мотороллер, и то совсем немного. Что же, в путь! Однако ехать стало совсем холодно. Я то не рассчитывал на такое позднее возвращение. Ехать больше 80 км/ч было просто нереально. Холод пронизывал буквально до костей. Особенно в низинах. Такое впечатление, что тебя из холодильника поместили в морозильную камеру. Когда через сто километров я позволил себе чашечку кофе за гривну, то меня так колбасило, что пожилой мужичок реально испугался, а кофе попал по назначению только наполовину. С другой стороны ехать с такой скоростью оказалось очень даже неплохо. Во-первых, экономия бензина. Мотороллер стал потреблять топлива на целый литр меньше, что обнадеживало и давало перспективу приезда в Киев хоть и на парах, но все же приезда. Немного согревшись кофеином и продолжив путь, я решил не терять времени даром и занялся выведением формулы пульсирующих галактик, тем более, что обстановка к этому располагала. Через час идея обрела очертания, и, убедившись, что Нобелевская премия у меня в кармане, меня потянуло на лирику. Конечно, петь в шлеме немного неудобно, но нет препятствий патриотам, и на ''Ура!'' я семь раз исполнил репертуар Боярского, потом перешел к военно-патриотическим песням, и на высокой ноте обнаружил, что шлем изнутри стал покрываться инеем. Несмотря на то, что на дворе середина лета, холод вновь стал пробираться сквозь щели шлема и куртки, и пронизывать тело своими ледяными иголками. Пришлось поэкспериментировать с позами, иначе мне грозило совсем окоченеть в эту летнюю ночь. Вначале я попробовал позу мыслителя, с одной лишь разницей, что правая рука была на рукоятке газа, а левая подпирала подбородок, защищая шею от ветра. Но поза не сильно защищала от ветра, и я отдал предпочтение позе зародыша. Причем, чем дальше я ехал, тем больше я скрючивался вниз, к стеклу. В итоге стало настолько холодно, что все мои мысли были только о стакане горячего кофе, и, доехав на 250-й километр, я буквально ввалился в кафе. Говорить я мог слабо, язык не слушался, поэтому я просто указал пальцем на банку с кофе, правда, но рука настолько сильно дрожала, что продавщица не сразу поняла, какой из трех банок я отдал предпочтение. Колбасило меня еще с полчаса, но, переборов холод и на последние деньги заправив своего ''коня'', я двинулся в путь. Отмахав еще сотню километров, я уже решил все галактические загадки, и спел все мало-мальски знакомые песни, включая ''Ветер с моря дул'', и ''Шаланды полные фекалий''. Впереди показался Жашков, и я в уме начал прикидывать время своего прибытия в Киев. Но внезапный хлопок оборвал спокойное течение мыслей, и я понял, что латки, поставленные на Хаджибее, не выдержали. Хорошо, хоть в этот раз резина не разбортировалась, и я, потихоньку подкатился к Жашковскому придорожному базарчику, заказал себе кофе, забыв, что деньги ушли на заправку еще на 250-м километре.
   Выпив кофе и пошарив в карманах, я обнаружил, что заплатить смогу только песней, благо тренировался я в пении всю обратную дорогу. Но продавщица мой талант не оценила, и, немного покричав, успокоилась. Кричала она, кстати, знатно, это был даже не крик, а самый настоящий ОР. Со стороны казалось, что на нее напал маньяк, и, как минимум, лишил ее девственности. Причем, бампером. Для всей округи этот крик послужил сигналом к началу дня, так как после такой побудки все петухи дружно отказались кукарекать. Я же, подбодренный кофеином, начал узнавать, есть ли в этом городке шиномонтаж. Таковой нашелся, причем в пятидесяти метрах от голосистой труженицы дорог. Подкатив мотороллер к домику с гордой каракулей сверху, означавшей ремонт колес, я озадачился. Надпись была совсем уж на тарабарском языке. Тот, кто ее писал, был сильно нетрезв, и, поняв это после написания, решил дорисовать лопнувшее колесо, чтобы было понятно, чем тут занимаются. Получилось жирно. Малевич отдыхает. Можно было подумать, что тут проводятся испытания ядерного оружия. Но мы то люди грамотные, и знаем, что единственное Украинское ядерное оружие — это Чернобыльская АЭС. Поэтому я подошел к веселого вида мужичку средних лет, который проснулся от крика кофеманши, и, дав ему сладко потянуться и зевнуть, приступил к повествованию. Рассказав ему обо всей поездке, я понял, что нашел в мужике благодарного слушателя. Он пообещал, что если я ему принесу камеру (состояние покрышки было таким, что на бескамерку она уже была никак не годна), то он совершенно бесплатно поставит грибок, и разрешит пользоваться своим инструментом. Поинтересовавшись, где в такой глуши можно взять камеру на столь экзотический вид транспорта, я был направлен на местный рынок. Он оказался в паре километров от шиномонтажа, и как раз люди начали сходиться на базар, что бы побазарить, в прямом и переносном смысле этого слова. Побродив по рынку, я обнаружил, что ассортимент камер сходится к двум видам. ''Росава'' на тачки (знаете, такие, с двумя ручками сзади) и камеры на совсем маленькие ''дырчики''. Оба варианта были на десять дюймов, вместо необходимых мне 13-ти. Делать нечего, и я бодро подошел к мужику, явно бывшему здешним магнатом в покрышечном и камерном бизнесе. Мило поздоровавшись, я начал издалека. Похвалив местный рынок, и поговорив про погоду, я ненавязчиво спросил цену на камеру к тачке. Мужичок, поразмыслив, сказал, что отдаст ее без сожаления за 25 гривен. ''Дядя, а ведь денег-то нет'', сказал я, хитро подмигнув ему. Почухав в затылке, мужичок сказал: ''Ну, тогда за 15 гривен''. — ''Не, ты не понял, — сказал я, — денег нет совсем!''. В голове у доблестного работника глубинки творилось нечто невообразимое. Он понимал, что где-то его хотят, мягко говоря, наколоть, но где именно, он не мог понять. Видимо, какое-то реле в голове не выдержало, или мужик попался с чувством юмора, но камера, после десяти минут разговора и нескольких анекдотов в тему, мне была подарена. Заверив мужика, что при первой же поездке на лиманы я ему привезу деньги, я направился на шиномонтаж, где под присмотром веселого дядьки стоял мой железный конь, с пластмассовой частью от еще одного коня. Продемонстрировав ему камеру, и получив добро на использование инструмента, я принялся за работу. Нужно сказать, что проехав всего-то триста километров, я наблюдал совершенно иную картину людского характера. Если бы я на Хаджибейском лимане попросил камеру или бесплатный шиномонтаж, то был бы послан так далеко, что, наверное, быстрее было бы докатить мотороллер пешком до Киева. А тут на тебе: камера — бесплатно, шиномонтаж и грибок тоже. В довершение всего к нам подошли уже знакомые мне накануне представительницы древнейшей профессии, и, выслушав мой рассказ, знатно посмеялись. Маленькая шалунья, подбежав ко мне, звонко чмокнула в небритую грязную щеку, и сказала: ''Если хочешь, могу сделать минет просто так. Ты не бойся, я умею''. Поблагодарив за заботу, я, разумеется, отказался. Пообещав, что через две недели я буду проезжать мимо на ралли и обязательно всех отблагодарю, я стал собираться в путь. Покрышка выглядела погано, но на сто пятьдесят километров ее должно было хватить. Уезжая, я наблюдал в зеркало заднего вида четырех незнакомых мне людей, которые махали мне вслед руками. В голову влезла маленькая девочка, которая, возможно, станет вскоре кому-то отличной женой...  И вспомнив про жену, я решил остановиться в поле и нарвать своей благоверной цветов. Полчаса я лазил по полю, путаясь в стеблях гороха, но в итоге стал обладателем огромного букета из красных маков, ромашек, анютиных глазок, и неизвестных мне, но от этого не менее красивых полевых цветов. Запаковав букет в кофр, я проверил заднюю покрышку. И тут я понял, что все пропало. Грибок благополучно выпал, и в зияющую дыру покрышки пузырем вылезла камера. Но делать было нечего, и я двинулся в дорогу. Камеры хватило на тридцать километров. Я еще удивился, что так надолго. Потом она лопнула, и когда я остановился, то понял, что шиномонтаж это покрышке уже не поможет. На ней отслоилась боковина. Делать было нечего, и я решил звонить Толяну. Толян, выслушав меня, пообещал, что через пять минут, как только доберется в офис, перезвонит. Прошел час, но звонка не последовало. Тогда я набрал пару знакомых, и один из них сразу выехал за мной на 93-й километр Одесской трассы. Да, не доехал я буквально одну десятую часть проделанного мной пути. Перезвонив Толяну, я сказал, что реально ехать уже не нужно, и стал ждать. И тут позвонила жена. Выслушав милый голосок благоверной, который в течение десяти минут рассказывал мне про то, кто я есть, и как выгляжу, я открыл кофр, и выкинул с таким трудом собранный букет в придорожную канаву. Прождав полчаса, я стал считать проезжающие мимо машины. Насчитав сто двадцать штук, я обломался, и лег на травку, подставив солнцу лицо. Было тепло, и я стал засыпать. Проснулся я от рева десятков мотоциклетных моторов. Выйдя на трассу, я обнаружил вдоль трассы штук двадцать мотоциклов и толпу не менее колоритных байкеров. Нужно сказать, что ехали они, занимая всю проезжую часть, и колонна из автомобилей уже прилично растянулась за этой кавалькадой. Главный байкер ехал на трайке, в сопровождении двух милых девушек. Предложив свою помощь, и получив отказ, мы просто мило поболтали. Мужик очень напоминал вокалиста группы ZZ-Top. Такая же борода, такая же одежда… ''Ну если не хочешь помощи, то хоть девок моих попробуй, — сказал бородатый, а то никакой пользы от них. Денег берут, да жрать просят…''. Я благоразумно отказался, и спросил, с каких краев их к нам занесло. Оказалось, что они едут с отдыха, и автомобилисты просто выводят их из себя. За пройденную ими тысячу километров они порешили уже девятерых, и хотят крови еще (шутка — для тех, кто не понял). Между тем колонна из авто собралась уже такая, что скрывалась за ближайшим пригорком. Особо нетерпеливые из дальних рядов сигналили, но автомобилисты в первых рядах вели себя тихо. Конечно, ведь их взору открывалась премилая картина. Полсотни людей в коже, и у каждого в руках незатейливая игрушка, издалека казавшаяся каким-либо из видов цепей или бит. Разумеется, желающих поскандалить в первых рядах не было. Мы тем времен обменялись телефонами. Ударили по рукам, и кавалькада, дико рыча и улюлюкая, удалилась. Ехали они не так чтобы быстро, и колонна автомобилей растянулась за ними минут на семь. В середине колонны, дико мигая и сигналя, ехал ''мерс'' с номерами ВР, и требовал всех потесниться. Я представил, что с ним будет, когда потеснятся все автомобили, и он доберется до байкеров. Наверное, он будет десятым в их долгом путешествии… Пока мы разговаривали, подъехал и знакомый на ''Пассате'' с кузовом ''универсал''. Поговорив, мы принялись за работу по загрузке мотороллера в багажник. Однако это оказалось не так легко. Ведь скутер весит ни много, ни мало: сто пятьдесят килограммов. После десяти минут пыхтения мы все-таки засунули его в салон, правда, при этом оторвали с корнями бампер у ''Пассата''. Почухав головы, мы загрузили сверху бампер от Subaru, а еще выше и бампер от ''Пассата''. Так и двинулись в путь к Киеву. Приехав в гараж, и помня наставления любящей жены, я принялся за ремонт. Для начала разобрал и поменял покрышку. Потом полностью вымыл мотороллер. Еще я решил проверить масло в двигателе и был просто ошарашен. За три пройденных тысячи километров (общего пробега) щуп был полностью сухим. Пока уровень не достиг половины, я вылил в утробу мотора литр масла. Это при том,  что всего в него влезает 1200 см3. Как еще он не заклинил — загадка. Подготовив мотороллер к дальнейшим выездам, я отвез бампер на станцию, и, вымывшись, поехал на клубную встречу.
   Итог поездки:
   1. Бампер я все-таки купил.
   2. Поездка обошлась довольно недешево. Так что вариант с поговоркой про скупого оправдан на все 200%. Дешевле было бы съездить на машине.
   3. Я не ел и не пил примерно 40 часов. Если не считать, конечно, трех стаканчиков кофе.
   4. В туалет я, кстати, за это время сходил всего два раза. Так что организм не обманешь.
   5. В дороге, не учитывая ремонтов, я находился 15 часов.
   6. Проехал на мотороллере 950 километров.
   7. Ну, и, разумеется, не спал я двое суток. Но это уже мелочи.
   У меня спрашивают, не хотел бы я повторить поездку. На это отвечу: почему бы и нет? Но только в компании, с деньгами, на нормальных колесах, и с запасной камерой, инструментом для съема колес, и литром масла. Вот так.

Источник: http://www.motodrive.com.ua
Категория: Путешествия и др.истории | Добавил: motosever (13.08.2008)
Просмотров: 736 | Комментарии: 5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz